.your mind is the scene of the crime

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » .your mind is the scene of the crime » #1. Вступление » "...сердца горят огнями, жжет по венам ртуть..."


"...сердца горят огнями, жжет по венам ртуть..."

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1.Имена участников в последовательности отыгрыша:
Merritt McKinney, Henley Reeves &  J. Daniel Atlas

2.Дата/время/погода:
Июнь 2011/после полудня/солнечно

3. Место действия:
Нью-Йорк, квартира на Орчард Стрит

4.Кратко о предстоящем
Будущие всадники приходят по адресу, указанному на картах. Теперь их ожидает испытание, пройдя которое, они получат возможность стать легендами дримшеринга. Минимум материалов, минимум данных, минимум времени и максимум риска...

+1

2

Нью-Йорк не был для МакКинни городом мечты, той заветной целью, ради которой стоило работать на трёх работах без перерывов на сон и выходных. Однако Мерритту нравилось снова и снова приезжать в этот огромный мегаполис, казалось, обладающий собственным разумом и мерно бьющимся сердцем. Поскольку материальная сторона жизни волновала МакКинни только постольку поскольку, практически всё его внимание было обращено на людей. В каждом городе, в каждой деревушке он встречал жителей, абсолютно друг на друга не похожих. Многие скептики, лишённые умения смотреть в самую суть человека, пропагандировали мнение, что современное общество потребления лишило личность всякой индивидуальности. На первый взгляд, может быть, так дело и обстояло, но МакКинни никогда не ограничивался одним взглядом на объект изучения, а объектами для него были все жители этой уютной планетки.
Исполинские здания из стекла и бетона устремлялись ввысь, протыкая небосвод иглами антенн и ретрансляторов, запахи кофе смешивались с ароматами свежей выпечки, газет и ближайшего фастфуда, создавая каждому району города свой собственный флёр. Мерритт неторопливо брёл навстречу сметающему всё на своём пути потоку спешащих по делам нью-йоркцев. Острые локти, тычки, громкие разговоры по мобильнику, раздражённость, агрессия. Все насторожены, напряжены и не ждут от окружающих ничего, кроме поводов для ещё более отвратительного настроения. Но попади кто-нибудь из этого потока в Лас-Вегас, там он кардинально переменится, там он станет открыт для любого, даже самого дешёвого чуда. МакКинни не любил упрощать себе жизнь, поэтому завершающая часть работы, которую он проделал в составе детройтской команды, привела его именно в Большое Яблоко - город больших денег, больших возможностей и летальных неудач.

Уолл-стрит, ухоженная дама в брендовом костюме и обуви по цене равной годовой зарплате работяги из среднего класса. Она уверенно шла в свой офис, неподалёку от самой знаменитой фондовой биржи мира.
― Ох, прошу прощения, как неловко получилось! ― своим сорок девятым растоптанным Мерритт основательно и душевно отдавил изящную ножку в дорогой оправе. ― Говорят, это плохая примета, к ссоре. Но я совершенно точно не имею желания с вами ссориться, поэтому наступите и вы мне на ногу.
Однако деловая леди уже не обращала внимания на проходящего наглеца, ментальный переключатель сработал и установка, заложенная глубоко в подсознании, пробудилась ото сна и активно заявила о себе, пройдясь мощным импульсом по нервным окончаниям. Неуловимым движением активировав почти незаметную гарнитуру в ухе, она принялась звонить и раздавать распоряжения. Работа, проделанная полгода назад, наконец-то была завершена. Много терпения, правильный выбор момента для финального аккорда и гипноз помогли самородкам из Детройта совершить «внедрение». Не так чисто, как Кобб в своё время, выйдя за рамки сна в реальность, но тоже смело, остроумно и, как уже выяснилось, эффективно. Всего через полчаса бывшие сокомандники Мерритта по своим каналам узнают о благополучном исходе дела, сам же МакКинни намеревался отпраздновать эту знаменательную победу в благостном одиночестве.
Ирландский паб в самом центре Америки, лучшее пиво и бармен, не чуждый чудесам ментализма. Мимо барной стойки промелькнула тень, не задевшая действительность своим мимолётным присутствием. Мерритт опустил взгляд на столешницу, чтобы не промахнуться мимо бокала. Сквозь толстое стекло и янтарное пиво проглядывала карта. Вытянув её и покрутив в пальцах, МакКинни обнаружил адрес и время. До неожиданного свидания оставалась пара кварталов и сорок минут.
Расплатившись за выпивку, Мерритт вышел из паба и отправился на встречу. У него было ещё целых полчаса на то, чтобы изучить местность, вымерить градус подозрительности и доесть рыбные крекеры, которые МакКинни выкупил у пробегавшего мимо школьника.

Не обнаружив ровным счётом ничего, что могло бы навести его на ответ о личности пригласившего или характере грядущей встречи, Мерритт подпёр спиной дверь и принялся ждать, это ему всегда хорошо удавалось. Особенно, когда терпеливое ожидание пахло интересными приключениями.

Отредактировано Merritt McKinney (2013-10-13 08:30:10)

+3

3

Ривз крутила монетку между пальцами, невидящим взглядом смотря куда-то вперед сквозь стоявшие перед ней в пробке машины. И почему она едет туда? Банальное любопытство или ей действительно нужна компания? Хенли не мастер работы в команде, она слишком любит все контролировать. Пожалуй, если бы ей нужно было выбрать жизненное кредо, то она бы выбрала: «Если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам».

Противный гудок из-за спины заставил ее вынырнуть из омута собственных мыслей. Машины перед ней продвинулись уже метров на пять, а мужчина в фольксвагене за ней нетерпеливо сигналил. Не проявляя никакой реакции по этому поводу, Хенли спрятала монетку в карман пиджака и послушно тронулась с места и проехала эти злополучные метры. Нет, она не опаздывает, у нее в запасе есть еще по меньшей мере пол часа. Если бы не пробка, то и ехать тут максимум минут пятнадцать по времени, но она хотела еще заглянуть в кофейню. Заказанный ей пару часов назад латте так и остался остывать на столике.

Наконец-то она добралась до поворота с Аннадейл-роуд на Уокколд-авеню. В конце улицы виднелся зеленый значок «Starbucks» с изображением длинноволосой Сирены. Ривз припарковала машину возле кофейни, расценив, что дойти до места пешком отсюда будет куда рациональнее, чем петлять по узким улочкам.

Не смотря на не слишком оживленный район, людей в кофейне оказалось много. Ривз пробралась к кассе, отстояв приличную очередь точно таких же спешащих как она. Кофе с собой – очень популярный напиток в это время суток. Девушка называет свое имя кассиру, тот его записывает, чтобы не перепутать. Хенли садится за свободный столик рядом с витриной со сладостями и разглядывает заходящих в «Старбакс» людей. Ей всегда импонировала жизнь большого города: ты никого не знаешь, тебя никто не знает, не надо ничего из  себя строить и ничего никому доказывать, кроме себя. Да, эгоизм в чистом виде, но ведь в этом и прелесть.

Она вновь достает из сумки карту и внимательно разглядывает ее, как будто здесь больше шансов понять что-то новое для себя, чем в Центральном парке. 

- Двойной латте для Хенли! – звучит бодрый голос кассира. Девушка поднимается с места и принимает из рук кассира высокий бумажный стакан с бодрящим напитком, держа карту между мизинцем и безымянным пальцем той же руки, в которую берет кофе. Никто не обращает ровным счетом никакого внимания на этот картонный прямоугольник, повернутый адресом в сторону стакана, открывая посетителям обзор только на изображение Верховной жрицы. Наверняка они видели причуды и полюбопытнее.

Хенли выходит на улицу, сопровождаемая терпким ароматом кофе и корицы, которыми пропахла вся ее одежда и волосы. Картинка с навигатора всплыла в памяти мгновенно, и девушка уверенным шагом направилась в сторону Орчард Стрит. Подойдя к узкому подъезду дома, она еще раз посмотрела на рубашку карты, проверяя адрес. Что ж, чем сомнительнее здание, тем интереснее. Не исключено, что это ловушка, но она ведь выберется, правда?

Дружный полк мурашек прошелся по ее коже. Ривз тряхнула головой, как будто пытаясь отогнать от себя мрачные мысли, и уверенно вошла в подъезд. Так, что у нас там дальше? Третий этаж. Она поднимается по ступенькам: дом явно старый, обветшалый, запах сырости неприятно ударяет в нос. Внимательно смотрит номера квартир и вздрагивает, заметив рядом с нужной подперевшего ее спиной мужчину в шляпе.

- Боже мой, Вы меня напугали. Вы тоже сюда? - расплылась в улыбке Хенли, прислушиваясь к шагам на лестнице. Сюда поднимался кто-то еще.

+2

4

Прошлая ночь все еще отдавалась болью в висках и жаждой, так что Дэниел крутил в руках бутылку с минеральной водой и смотрел на этот мир сквозь солнечные очки. Мир недружелюбно палил солнцем, заставлял щуриться и производил столько неблагозвучных шумов одновременно, что Атлас попросил таксиста сделать радио погромче. Из динамиков тут же запела сладкоголосая Адель - он всегда выбирал из двух зол меньшее.
- Неудачная ночь? - участливо поинтересовался таксист, поправляя зеркало заднего вида и наблюдая там Дэниела.
- Скорее, слишком удачная, - отозвался он и уставился в свой телефон, показывая свою незаинтересованность в продолжение разговора. Таксист попался понимающий, так что вскоре Атлас с облегчением убрал телефон в карман, допил минералку и, оставив бутылку в стороне, решил еще раз взглянуть на карту.
«Любовник», - гласила она, и чего греха таить, Дэнни это льстило. Парень расплылся в широкой улыбке, рассматривая необычный рисунок. Впрочем, примечательным было и то, как он эту карту получил. Секс был прекрасным. И плевать, что подобный вывод он делал только на основе ощущений и какие-то смутных образов. Внешность девушки, с которой он провел прошлую ночь, память в деталях восстанавливать наотрез отказалась; имя Дэнни даже и не силился вспоминать - обычно он его забыл сразу же после знакомства. Хранить лишнюю информацию - вредно.
Перевернув карту, он еще раз прочел адрес, кинул быстрый взгляд в окно, удостоверившись, что он едет в правильном направлении.
До встречи Х оставалось еще полчаса, на нужном месте он будет уже спустя пятнадцать минут, и все шло по плану, и Дэниелу безумно нравилось это чувство контроля над ситуацией, так что он мог немного расслабиться.
Все казалось ему нереальным, фантастическим, слишком правильным. В реальном мире так редко это бывает: все идет по плану, идеально складывается и Вселенная, словно сама, толкает тебя вперед, подстраиваясь. В такие моменты жизнь словно говорит тебе: «Почувствуй себя, наконец, победителем! Ощути все настоящее! Перестань сомневаться и жалеть!» Все это напоминало хреновые слоганы для рекламы очередного средства или же плохих фильмов с одинаковым сюжетом, что мечты все-таки сбываются.
Но они не сбываются. По крайней мере, настолько просто и без усилий. Жизнь никогда не преподносит свои дары на блюдце с голубой каемочкой, а ангелы вокруг не водят хороводы вокруг баловня судьбы. Жизнь не раздвигает так просто ноги: она, как красивая женщина, требует долгой и упорной работы, которая, впрочем, не всегда такая уж и неприятная, но терпения и нервов требует. О да.
Так что Дэниел уже, пожалуй, раз в пятый за день проверил свой тотем, принимаясь тасовать колоду разными способами, успокаиваясь от этих привычных движений и того, как карты легко ложатся в руки.
Пожалуй, эту удачу он заслужил: он так долго ждал интересного дела, так много работал для этого, что в эту минуту он может насладиться тем, как все красиво складывается в идеальную картину под его неустанным контролем. Все-таки не зря говорят, что люди испытывают эстетические удовольствие от симметрии. Дэнни от подобного испытывает настоящий оргазм.

Расплатившись с таксистом, Атлас выкинул пустую бутылку в мусорный бак и направился к простому на вид зданию, засовывая при этом свой тотем во внутренний карман пиджака.
Жажда приключений, азарт, любопытство - все это настолько жгло изнутри, что Дэниел ускорил свой шаг, прекрасно понимая, что время еще есть.
Быстро взбежав по ступенькам, он услышал чей-то разговор.
Будущая команда? Конкуренты? Те, кто послал карту?
Подходя к парочке ближе, ему смутно показалось, что девушку он где-то видел (впрочем, и неудивительно, Дэнни, учитывая со сколькими ты переспал!).
- Приветствую, вы тоже получили карту? - тут же спросил он, изучая незнакомого мужчину. Однако, самое интересное началось в тот момент, когда девушка обернулась. Дэниел вздрогнул.
Это Хенли. Хенли, мать твою, Ривз.
И слова как-то сами застыли в горле.

+2

5

Не так долго МакКинни повезло наслаждаться своей избранностью и одиночеством. Впрочем, когда на лестничную клетку поднялась миловидная девица с приятной глазу рыжиной в области головы, Мерритт решил, что ну и к чёрту эту избранность, когда тут такая приятная компания нарисовалась.
― Не имел намерения вас пугать, прошу великодушно простить меня, мисс… Хенли, ― галантно сняв шляпу, МакКинни прижал её к груди в жесте искреннего раскаяния.
― Медный оттенок ваших чудных локонов напомнил мне о моём последнем путешествии по Южной Америке. Палящее солнце, песок, горы песка, выжженная земля и моря непроходимых джунглей. Меррит МакКинни, к слову, рад знакомству.
Слегка поклонившись новой знакомой, МакКинни вновь прикрыл модной шляпой свою эпатажную лысину. Как мужчина, Мерритт видел перед собой весьма прелестную девушку и пытался всю эту свалившуюся на него красоту запомнить, распробовать, оценить со всех углов. Как профессионал в своём деле, он запоминал её ужимки, движения, интонации, малейшие мимические перемены.
― Полагаю, вы тоже получили весьма необычное приглашение? ― ловко выудив из кармана пиджака карту Таро, МакКинни продемонстрировал девушке «Отшельника».
― За то время, что я здесь нахожусь, успел узнать, что ни в нужной нам квартире, ни в соседних - нет ни души. Наша дверь заперта и ключа нигде нет, я проверил все вероятные тайники, ― Мерритт размял пальцы, будто пианист перед финальной партией, с явным намерением произнести что-нибудь судьбоносное и значимое, вроде «А пойдёмте-ка выпьем по чашечке кофе в кофейне за углом», но злой Рок в лице молодого человека, поднявшегося по ступеням, задушил в зародыше идею романтического свидания на фоне трущоб.
― Как и вы, любезный, ― со вздохом проговорил МакКинни и воззрился на кудри молодого человека. Что-то в каштановых завитках настораживало Мерритта. Их обилие? Возможно, кудрявость? Разве нормальные волосы должны так выглядеть?
«Вот бы в Новую Зеландию сейчас, на пастбище, к овцам…»
― Хотя я всё же надеюсь на то, что наша с вами встреча случайна и в подтверждение этому вы, как ни в чём ни бывало, пройдёте мимо, оставив нас с незабвенной мисс мечтать о новозеландских пастбищах с не менее новозеландскими овечками, ― помимо воли МакКинни его взгляд сам цеплялся за каштановые вихры и путался в их отвратительной кудрявости.
― Меррит МакКинни, ― вежливо представился, не протянув руки, ― не слишком рад знакомству. Кто же вы, кудрявый незнакомец? Хенли, когда вы стоите рядом с ним, я так и вижу вас в костюме пастушки. Вам бы пошло, ей-Богу. В конце концов, если ничего интересного нас тут не ждёт и всё это просто чья-то шутка, ничто не мешает нам пуститься в обширный и прекрасный мир ролевых игр, ― последнее предложение было адресовано исключительно мисс Ривз.

Отредактировано Merritt McKinney (2013-10-26 19:56:27)

+2

6

На первый взгляд незнакомец показался несколько угрюмым: эта его поза, шляпа, надвинутая на глаза, плотно сжатые губы. Но стоило ему заговорить как первое впечатление рассеялось сизым дымом. Приятный голос с легкой хрипотцой, едва заметный южный акцент, ясный взгляд небесно-голубых глаз и насмешливая полуулыбка вызывали смешанные ассоциации. Он пытался казаться простым, но явно таковым не являлся. Вроде произносит витиеватый комплимент в ее адрес, но при этом как будто бы играет на сцене театра, несколько переигрывая, но прекрасно это осознавая.
"Имитатор", - мгновенно соображает она, ловя на себе внимательные взгляды. Впрочем, в свете сделанных выводов, его поведение кажется вполне логичным. Это уже даже не работа, а дело привычки.

- Рада знакомству, - улыбается приветливо, но сдержанно. В их профессии нет места доверию незнакомцам, хотя, если он тоже часть собираемой команды, то это лишь вопрос времени. Ох, и давно же она не работала в группе. - Хенли Ривз. - Тем временем он, как будто прочитав ее мысли, извлекает из кармана пиджака карту, точно такую же, как и та, что у нее  в руке вместе с бумажным стаканчиком кофе. Да, рубашка абсолютно идентична, а вот значение отличалось.

"Отшельник... Звучит многообещающе", - замечает про себя с сарказмом. Ривз внимательно разглядывает мужчину. Сложно сказать, что он красив, но что-то притягательное и располагающее в нем несомненно есть. Быть может, эта простота в общении,а может какая-то личная харизма. Она наблюдает за ним с нескрываемым интересом, слушает внимательно, что он говорит, а говорит он много. И Хенли хотела было уже отреагировать на замечание про дверь, как за спиной слышится до боли в сердце знакомый голос. Она тут же засовывает руку в карман, проверяя стесанный край четвертака, прежде чем обернуться.

Сразу две неприятные новости: 1) она не спит; 2) перед ней действительно Атлас. Ощущение как от острого удара током, все тело как будто парализует, а от нахлынувших эмоций кружится голова. Неужели этот человек до сих пор так ее волнует? Доля секунды, чтобы вспомнить, что он из себя представляет и саркастически усмехнуться, найдя подтверждение своим воспоминаниям в его внешнем виде:

- Дэнни, - широко улыбается, растягивая его имя, будто рада его видеть. - Паршиво выглядишь, - с удовольствием замечает она. Ну как не воткнуть в него шпильку? Она ведь так долго им болела. Новоиспеченный коллега Мерритт невольно отходит на второй план, все отходит на второй план - и так было всегда с Атласом. Как бы ей ни хотелось думать, что все изменилось, что она изменилась - это осталось неизменным. Тяжелая ночь? - бросает насмешливо-сочувственный взгляд. - Не обремененная интеллектом брюнетка, шампанское и красное полусухое - от этой смеси его уносит похлеще, чем от бренди или текилы, - со знанием дела сообщает она Имитатору. - Кофе? - протягивает Дэниелу свой стакан с напитком, все-таки, жалко его, чертеныша, она еще помнит, как он мучился после того, как устраивал романтические вечера ей. И пускай все в прошлом, не хотелось думать о том, что с брюнеткой, оставившей волос на его рубашке, у него все серьезно.

Тем временем, новый знакомый недолго остается незамеченным, и тут же приобщается к моральному уничтожению Дэнни, поднимает сельскохозяйственную тему, негласно сравнивая Атласа с барашком, на что Ривз реагирует смешком в кулак, обтянутый коричневой кожей перчаток, маскируя его под не слишком правдоподобный кашель. Впрочем, тема для мистера МакКинни явно была больная, ибо ассоциативный ряд продолжился, и вскоре его фантазии можно было прикрывать черным прямоугольником с пометкой "цензура". Тем не менее, его пошловатый юмор не раздражал, хоть и не слишком импонировал.

- Кстати о дверях, что у нас там? - Хенли проходит мимо Мерритта к двери и садится на корточки перед замочной скважиной. Освещение на лестничной клетке оставляет желать лучшего. Ривз достает мобильный из сумочки и включает вспышку,которая периодически вполне удачно выполняет функцию фонарика. Девушка протягивает аппарат Атласу, прежде чем снова начать рыться в сумке. - Дэнни, будь котиком, посвети мне.

+2

7

Огромные перспективы, шикарная работа, новые знакомства, - все это тут же рухнуло в один миг, и Дэниел даже пожалел, что настолько радовался получению карты. Как там говорит древнекитайская мудрость? Бойтесь исполнения ваших желаний? О да, со скукой, от которой он мечтал избавиться уже несколько месяцев, Атлас определенно распрощался. По крайней мере, до тех пор, пока будет работать в этой команде. Конечно, какая-то часть его надеялась, что из всех их троих возьмут его одного, и Дэниелу не нужно будет мучиться, но в это отчего-то слабо верилось, как и в то, что их будет всего трое. Ему даже стало любопытно, кто будет следующим членом их будущей команды. Еще одна его бывшая? А, может, все это какая-то специальная месть для Атласа? Устроить ему персональный ад?

Ну уж нет, Дэниел уж точно так легко не сдается. Внимание к его персоне льстило. Он и не ожидал, что будет настолько популярным, так что Дэнни даже сначала замешкался, кому отвечать первым, да и голова все еще давала о себе знать… Решив, что стоит отдать дань новым знакомым, так как старые всегда подождут, он усмехнулся Мерриту, отмечая, что тот не протянул ему руки. И правда, какой тут этикет и правила приличия?

- О, мистер МакКинни, я рад, что навеваю вам мысли о новозеландских пастбищах: трава, солнышко, прекрасные девушки - вам бы определенно не помешали, - заметил он, смерив его взглядом сверху вниз и поворачиваясь к Хенли.

Прежде чем что-то сказать, Атлас все-таки запустил руку в свои волосы, поправляя пряди. Все было на месте и в полном порядке, так что он немного успокоился, решив, что все эти мысли об овцах, всего лишь больная фантазия нового знакомого. С какими сумасшедшими ему предстоит тут работать?

- Спасибо, но не нужно, милая, - ответил он на ее предложение о кофе. - Очень приятна твоя забота, и нет, ночь как раз была шикарной и да, по такому сценарию. Завидуешь? Хочешь быть на ее месте? Я же всегда буду рад, дорогая.

Атлас также искусственно ей улыбается, как и она - ему, и тянется за картой, чтобы проверить адрес. Может, он что-то напутал? Может, это все чудовищная ошибка?

Извлекая карту «Любовника», Атлас лишний раз порадовался такому льстящему названию у его приглашения, и специально медленно принялся изучать ее. К его сожалению, адрес был совершенно правильным, и никакой ошибки тут не было, так что ему пришлось лишь смириться с тем, что да, его будущими сокомандниками будут ненормальный и его бывшая девушка. Команда мечты!

Тем временем, Хенли решила взвалить все на свои хрупкие женские плечи, а потому Атлас не успел оглянуться, как ему уже вручили телефон и заставили светить на замочную скважину. Все, как в старые добрые времена, прямо. Дэнни морщился, но просьбу исправно исполнял.

- А ты, я смотрю, все также любишь все контролировать и лезешь, куда не нужно? - уточнил он, отвернувшись и не желая смотреть, что Хенли там творит с замком.

+1

8

Один узелок нанизывался на другой, слово, движение, взгляд, мимика, петелька за петелькой в голове Мерритта мгновенно сформировалась картина из кружевного переплетения шёлковых нитей, и всё стало на свои места. Эмоции его двух новых знакомых можно было пилить ножом и поглощать, приправив соусом. И это только начало. Если это всё-таки было приглашение на работу, то МакКинни предпочёл бы, чтобы за дверью в рамках викторины кого-нибудь всё-таки отправили домой. Лучше, конечно, милашку Денни. Ничего личного, просто… Хотя нет, всё-таки личное. Слишком часто придётся отвлекаться на сарказм. А это сказывается на результате.

- А на её месте - это значит за сколько? Нууу минуты три от силы послушать твоё сопение и, так и не удостоившись подтверждения этого заманчивого и громкого прозвища, уйти под твой громкий пьяный храп? – Мерритт обратился к парню, с повышенной степенью самодовольства разглядывающего свою карту. Самого МакКинни обозвали отшельников, и да, он был им. Одиночка-Имитатор во Вселенной дримшеринга. Тем не менее, при столь редких умениях он был довольно популярен и штаны не просиживал. Но притирка каждый раз с новыми людьми была, конечно, делом изматывающим. Особенно при обилии мнящих о себе невесть что идиотов.

- Не самая лучшая перспектива для такой прекрасной девушки, заслуживающей того, чтобы её оценили по достоинству, - парировал он, мягко улыбнувшись Хейли. На красивых девушек он всегда старался производить впечатление, а уж на самовлюблённых юношах мог оторваться по полной. Независимо от степени их ума и таланта (при наличии таковых). Но, учитывая характер встречи, присутствовать должно было хоть что-то одно. Осталось только дождаться демонстрации.

- Да, будь котиком, Денни, - усмехнулся Мерритт и отступил в сторону, чтобы пропустить их к замку, скрытому за его спиной.

- Не удивлён, что у вас, ребята, ничего не сложилось, - добавил он, наблюдая их со спины.

Не нужно даже быть психологом, чтобы заметить вагон нереализованной энергии, таскавшийся за этими двумя. В таком узком коридорчике с ними прямо-таки было тесно. Куча воспоминаний, невысказанного и пересказанного, обиды, принципы – стандартный набор незавершённых отношений. Мерритт уже мог себе представить рабочие будни в такой компании. Веселья не оберёшься.

+2

9

И снова этот насмешливый тон и напускное безразличие, которое так задевало ее чувства годами ранее. Сейчас раздражает. Всю ностальгию как ветром сдуло, а ведь как он хорош, когда молчит - не налюбоваться. Хенли равнодушно пожимает плечами и сама делает глоток кофе, не подавая виду, что внутри все кипит, бурлит и грохочет от переизбытка эмоций. А они, красавцы, все в сборе: тут и многолетняя обида, и праведное возмущение, и негодование, навеянное незакрытым вопросом, что же тогда пошло не так, ведь она делала все, чтобы сохранить то, что у них было. Ривз решает про себя не поддаваться на провокации, но тут же посылает к чертям все обещания, как только переваривает смысл сказанного им.

- Милая? Дорогая? - с усмешкой вопросительно изгибает бровь. С трудом перебарывает в себе желание, вылить парню на голову свой латте и украсить стаканчиком для завершения ансамбля. - Оставь это для своих кукол, чьи имена ты не в состоянии запомнить, - продолжает с ноткой язвительности, которая слабо стыкуется с милой улыбкой и невинным взглядом. Впрочем, дело касается не только имен, с памятью на лица у Атласа тоже беда. - Или твоей памяти деградировать больше некуда? Подсказать, как меня зовут, или сам вспомнишь? - произносит с наигранным сочувствием в голосе, сверля взглядом.  Опускает его "предложение" мимо ушей, делая вид, что оно и вовсе не заслуживает ее реакции. Поддаваться на провокации такого рода по меньшей мере опасно, тем более насчет секса он не шутит, он и сейчас переспал бы с ней за милую душу, наутро притворившись,  что ей приснилось, причудилось, привиделось, и вообще "чего ты хочешь?  Это всего лишь секс..."

Тем не менее, то, что старательно обошла вниманием она, подхватил обаятельный имитатор, который с каждой произнесенной фразой импонировал ей все больше. Уколоть Дэнни шпилькой поострее, да поглубже - понимает, что глупо и как-то в духе обиженной истерички, но она делает это изящно, а вот за слова потенциального коллеги она не отвечает, его личная инициатива, ничего не попишешь.

"Любовник"... Она пока единственная, кто не раскрыл карту, держа ее лицевой стороной к стакану, а рубашкой к собеседникам. Таро Дэниела вызвала у нее саркастический "хмык". Любовник в ее понимании - понятие хоть и не долгое, но имеющее какую-то своеобразную продолжительность. Кровать Атласа же больше напоминает конвейер.

- Нет уж, у него два года ушло на оценку моих достоинств, лимит исчерпан, - и вроде в шутку, насмешливо, но весьма категорично. Хоть в душе что-то и дрогнуло, а к горлу подступил комок, но, быть может, судьба преподнесла ей возможность навсегда проститься с прошлым.

Мерритт что-то бормочет про их отношения, и она бы поддержала разговор, так как начала уже чувствовать себя неловко из-за их с Атласом публичного выступления. Поставив стакан с кофе на пол, извлекает из сумочки маникюрные ножницы и шпильку. Замок элементарный. Поддевает язычок, фиксирует и прокручивает. Уязвленный своим положением Дэниел вновь предпринимает попытку ее ужалить. Резко выпрямившись, она в одно мгновение поворачивается к нему и делает полшага, становясь вплотную, практически прижимаясь грудью и глядя в глаза:

- В чем дело, Дэнни? Завидуешь? Хочешь оказаться на моем месте? - произносит без злости, с какой-то даже теплой улыбкой, но с щедрой долей сарказма, лёгким движением извлекая свою карту как будто из воздуха. - "Верховная жрица", - произносит с удовольствием, понимая, что его гордое звание "Любовник" кажется уже не таким крутым  в рамках предполагаемой работы. Щелкает пальцами, и дверь, от которой она, казалось бы, отвлеклась в самый ответственный момент, со скрипом отходит. На ее лице не долго играет победная улыбка. Жизнь научила ее тому, что долго наслаждаться собой опасно. Забирает из рук Атласа телефон и поднимает с пола стакан с кофе и сумку. Вновь выпрямляется, пытаясь осветить помещение все еще включенным фонариком.

+2

10

«В конце концов, новая работа отточит мой навык сарказма до совершенства», - думал Атлас, чувствуя, как раздражение волнами накатывает на него, отзываясь в висках острой болью и жаждой в горле, но вида он не подавал. Не мог. Теперь это стало своего рода вызовом (а их он обожал), и уйти, позволив Хенли и этому лысому заполучить работу его мечты, принципы не позволяли. О нет, Дэниел так просто не сдастся, да и запасы яда у него тоже имеются.

Впрочем, у этого лысого явно была какая-то помешанность на сексе - сначала пастбища с пастушками под соусом ролевых игр, а теперь гомосексуальные шуточки. Мерритт (его ведь так зовут?), ты дверью ошибся, тебе к старику Фрейду нужно.

- Милый мой, если тебя так беспокоит моя сексуальная жизнь и особенно ее продолжительность и качество, то и тебе продемонстрирую свои умения, - Атлас усмехнулся, заглядывая новому знакомому в глаза. Впрочем, в созерцании их не было особого удовольствия, так что, смерив лысого взглядом, Дэниел повернулся к Хенли и, выслушав еще и от нее колкостей, медленно, так, словно он разговаривал с ребенком, произнес:

- Хенли, солнце, я отлично помню, как тебя зовут, а также все остальные твои паспортные данные, если захочешь, я их перечислю, но не думаю, что это так уж важно для сегодняшней нашей встречи, может, наконец, займемся делом?

Атлас кивнул в сторону двери, игнорируя замечания Мерритта (да, его вроде так и зовут, с памятью у Дэниела все отлично), и принялся помогать светить предложенным фонариком-телефоном.

Пока он это делал, от скуки наблюдая, как Хенли вскрывает замок, его память услужливо подсовывала лишние воспоминания, которые Атлас упорно хотел забыть. Хотя и прошло уже несколько лет, но он так отчетливо помнил, насколько мягкие волосы у Хенли и как приятно было пропускать их сквозь пальцы, пока та спала. Как сладко было целовать ее по утрам. Как здорово было делать ей сюрпризы. Как сумасводяще было заниматься с ней любовью. Как они познакомились в дождь, и как Атлас раздумывал о том, чтобы сделать ей предложение обязательно в такой же ливень в каком-нибудь милом ресторанчике, а может в картинной галерее … И какая она прекрасная в белом… Навсегда утраченные возможности - это особенно сладкий яд, который разрушает жизнь изнутри, медленно разъедая и постоянно заставляя задумываться о параллельном мире, в котором все будет хорошо; в котором все будет так, как нужно; в котором все будет, как во сне.

- Нет, спасибо, Хенли, мне и на своем хорошо, - немного запоздало ответил ей Дэниел, чуть встряхнув головой. Звук открывшегося замка вырвал его из объятий воспоминаний, и сам Атлас в тысячный раз проклял собственную память.

- Стой, давай я первый! - он притормозил Хенли одной рукой, и мягко ее отстранил, чтобы войти. Там может быть опасно, да и все инстинкты орали в нем, что ему нужно проверить первым.

Дэниел медленными шагами двигался вдоль стены. Свет от фонарика ни черта не помогал, но ладонью Атлас наткнулся на выключатель и нажал на него в надежде, что тот работает.

Отредактировано J. Daniel Atlas (2013-12-14 23:31:04)

+1

11

Что-то у этого кучерявого с чувством юмора совсем беда. Ещё и милым своим назвал. Или память плохая или склонность к гомосексуализму. А скорее всего, всё и сразу. Стоит держаться от него в сторонке. Интересно даже, каким образом собрался свои умения демонстрировать. Может, потребовать здесь и сейчас? Впрочем, не стоит портить себе аппетит перед ужином. Вычудит ещё чего.

- Нет уж, я не по этой части, - он чуть поморщился, но внимание Атласа уже было перемещено на девушку. МакКинни терпеливо наблюдал притирки бывшей парочки. Он вообще был терпеливым. До поры до времени.
Наконец-таки, дверь была открыта, и кучерявый аки отважный ковбой двинулся внутрь. Столько пафоса, прям из кожи вон лезет, чтобы перед дамой покрасоваться.

Внутри стало видно, что это довольно большая, но пустая квартира, было видно, что когда-то давно она была жилой, но, судя по всему, любовью к ремонтам её жители не страдали. Прихожая была узкой, а за ней открывался просторный зал. Даже отсюда было заметно, что кто-то вывел на пыльном окне какую-то надпись. Мерритт тут же приплюснул «ковбоя» к стенке и вошёл первым без всяких геройских выпадов. Любопытство вытеснило недовольство ситуацией. И пока там эти голубки грызутся, МакКинни выяснит, что тут за фигня и зачем их собрали вместе.

«Вы внимательно смотрите?» - вопрошала надпись. А смотреть-то было особо не на что.
Посреди зала стояла сомнительно-белая табуретка, которую, судя по виду, в этот цвет выкрасили ещё динозавры. Сверху стоял металлический таз с водой. Мерритт автоматически посмотрел на потолок, и в самом деле увидел там верёвку, правда, без петли, а с ключом, который чуть покачивался, как маятник. Его отражение перескальзывало по поверхности воды.

- Что за чёрт?
Мерритт оглядел комнату, но в ней больше ничего не было, только на одной стене был заметен переход цвета в тёмно-синего на зеленовато-голубой, будто какой-то идиот покрасил стену вокруг шкафа. Либо в этой комнате когда-то было две двери.

- Куда смотреть-то? – буркнул Мерритт себе под нос и снова оглянулся на надпись. Тут он и заметил какую-то  прозрачную безделушку на подоконнике. Взяв её в руки, он понял, что это линза. Она блеснула в руках мужчины. Хвороста, чтобы разводить костёр, тут не было, так что… Он повертел линзу, улавливая луч. Полоса цвета прочертила комнату и остановилась на противоположной стене, где не границе воображаемой «второй» двери обозначилась замочная скважина.

- Вау… - выдохнул Мерритт, удивлённый своим успехом.

+1

12

Препирательства мужчин, в компании которых невольно оказалась Хенли, плавно перешли из осторожно-ироничных в прямо скажем провокационные. И если все началось вполне невинно с защиты девушки от хамства бывшего любовника, то теперь предметом саркастических выпадов были не женщины вовсе. Допустим, за мистера МакКинни она ручаться не может, но в гетеросексуальности Атласа ей сомневаться не приходилось. Впрочем, мало ли, что за эти годы могло измениться в его жизни и взглядах на оную, ведь Хенли должно быть все равно, правда? Во всяком случае, она будет заставлять себя так думать, пока в душе теплится надежда, что работать плечом к плечу с Дэнни ей не придется. Но так сложно оставаться равнодушной, когда он с нотками сарказма в голосе напоминает, как после ее побега с первого свидания при новой встрече он действительно потребовал все ее данные, включая номер медицинской страховки... " чтобы никогда не потерять тебя больше..." или как-то так. Память отравляет настоящее и перспективу. Мы то и дело оглядываемся назад, утопая в пучине воспоминаний, которые греют душу, но тянут вниз. Боимся навсегда прощаться с людьми, с которыми эти самые воспоминания нас связывают, тем самым мешая самим себе двигаться дальше. Но, должно быть, именно это и есть человечность, то, что не присуще более ни одному живому существу на планете. Именно эти теплые приятные воспоминания не позволяют Хенли в полной мере его ненавидеть или, хотя бы, относиться к нему так, как он того заслуживает...

Джентльмен всегда пропустит даму вперед, не так ли? Но Дэниел галантен только тогда, когда ему необходимо произвести впечатление на девушку. Впечатлять Хенли поздновато, посему парень рванул в квартиру самым первым, едва не сбив Ривз с ног. Впрочем, второй мужчина тоже особенно расшаркиваться не стал, широким шагом пересекая коридор и попутно хорошенько впечатав Дэнни в стену. Девушка проследовала следом за мужчиной, лишь пожав плечами, поравнявшись с Атласом. Таким образом в просторной комнате она оказалась второй. По большому счёту просторным это помещение делает лишь полное отсутствие мебели, за исключением нелепой конструкции в центре. На табурете стоит металлический таз с какой-то жидкостью, а к проводу для люстры привязана длинная веревка с привязанным к свисающему концу предметом.  Девушка еще раз окидывает взглядом комнату, и что-то в ней ее настораживает, кажется странным  нелогичным, но вот что? Похоже, дар речи на время потеряла вся компания, но первым голос подал Мерритт. Девушка тут,же повернулась в сторону окна, в которое смотрел мужчина. Любопытно, что его могло там впечатлить, завораживающий вид? Но шага по направлению к Имитатору было достаточно, чтобы разглядеть надпись на пыльном окне, поэтому на следующий вопрос МакКинни Хенли лишь пожимает плечами и вновь возвращается к созерцанию пространства, которое моментом ранее показалось ей не совсем обычным. Комната ведь пуста, как в ней можно что-то не разглядеть или не заметить? Снова мужской голос, и снова Мерритт, на этот раз непонятно где и как раздобывший линзу. Ривз уже хотела было заявить, что в такие игры не играет, и гордо удалиться, оставив этих двоих грызть друг другу глотки за некое сомнительное и вполне вероятно иллюзорное предложение, но не успела открыть рот, как увидела буквально в шаге от себя довольно четкие очертания двери. Точно! Вот, что показалось ей необычным: планировка квартиры. Именно эта по проекту должна быть двухкомнатной с крайне неудобными сквозными проходами. Но это не все, что ей показалось странным. Еще был плинтус, но только вдоль одной стены. Она никогда особенно не пылала страстью к вандализму, но сейчас твердо вознамерилась расковырять плинтус, который, как подсказывала ей интуиция, здесь неспроста.

Быть может, со стороны ее действия могли показаться странными, но она почти сразу убедилась в том, что не ошиблась, когда увидела в выемке деревянной дощечки уголок белого листа бумаги, но именно в этом месте плинтус никак не хотел отдираться от стены, поэтому Ривз ничего не оставалось, кроме как снять перчатки и попытаться поддеть листок ногтем. С третьего раза ей это удалось, Хенли отделалась лишь парой заноз и косыми взглядами коллег, которые, похоже, уже подумывали вызвать скорую. Разочарование настигло внезапно: лист оказался пустым. Похоже, хозяева подложили его, чтобы плинтус плотнее прилегал к стене.

- Не смотрите на меня так, попробовать стоило, - произносит, чтобы хоть как-то оправдать свое поведение, при этом муслит бумагу в руках. Пальцы чувствуют какой-то рельеф, как будто кто-то что-то писал, подложив этот лист под тот другой. Она кидает взгляд на таз, вспомнив какой-то детективный сериал, в котором использовалась методика проявления симпатических чернил с использованием естественной секреции человека, такой, как кровь или слюна. Но ведь есть и химические растворы, состав которых имеет сходство с теми веществами в крови человека, которые и выполняют функцию проявителя. Должно быть, следующий жест девушки кажется мужчинам еще более странным, чем попытка отковырять плинтус от стены, но Ривз уже все равно. Аккуратно, не касаясь пальцами поверхности жидкого содержимого таза, опускает туда листок, на котором проявляется бледно-голубая запись - беспорядочная комбинация цифр. Удивленная и окрыленная собственным успехом, девушка фотографирует свою находку, чтобы не заморачиваться с выдавливанием бумаги из раствора. Впрочем, теперь дело за малым - открыть дверь и посмотреть, что же скрывается за ней. Громко уходить уже не хочется, это становится интересно, а пальцы уже сами тянутся к концу веревки, которым привязан ключ...

+1

13

- Сто-о-ой! - выскакивает, словно пуля из пистолета, фраза, и вот уже тяжело дышащий (от нервов, что ли) Дэниел крепко держит Хенли за руку и никак не может выпустить из кокона пальцев ее запястье, словно поверхность их кожи склеилась на супер-клей. В этом прикосновении что-то не так, все слишком остро, слишком хорошо, слишком привычно, он чувствует, как все инстинкты в нем орут: «Не отпускай! Притяни ее ближе к себе! Прикасайся к ней!», а разум предлагает им заткнуться, подсовывая никому не нужные аргументы. Атлас переводит испуганный из-за своих мыслей взгляд на девушку, затем обратно на руку, закашливается, чтобы как-то скрасить всю ситуацию и, наконец, расцепляет замок. Однако тело не слушается, переживая, осмысливая свои ощущения, и из-за слишком резкого движения его ладонь соприкасается с веревкой, из-за чего на коже моментально проявляется ярко-красная линия, а Дэниел охает и бормочет:

- Черт, я таки был прав!

Но обо всем по порядку.

Быть отодвинутым на второй план другим самцом - не самое приятное ощущение, но Атлас проглатывает это, так как понимает, что Меррит (а пусть его будут звать так!) просто физически сильнее него да и встревать в драку, когда впереди замаячила непыльная работка мечты, как-то глупо, так что Дэнни кивает Хенли в ответ и внимательно осматривает комнату. Вы уже поняли, что она крайне странная? О да! А еще в ней словно пахнет гуашью, и по старой привычке Атлас оглядывается в поисках картин, чтобы тут же оценить их с точки зрения искусствоведа. Не найдя ни одной, но зато обнаружив необычную композицию из тазика, веревки и ключа посреди комнаты, он на пару мгновений задумался: а не является ли это просто очередным арт-объектом современного искусства, которое вместе с Хенли и мужиком - всего лишь игры его подсознания? Атлас тянется к своему тотему, нащупывая колодку карт во внутреннем кармане и механическими движениями проверяя ее. Нет, это не сон, и все дальнейшие события разворачиваются подозрительно быстро: вот и надпись на стене, и виртуальная дверь, и бумага, проявленная в каком-то растворе… И еще этот дурацкий запах гуаши! Атлас внимательно смотрит на веревку, на ключ и решает, что взять его - слишком просто. Тут просто обязан быть какой-то подвох! Что-то не так должно быть с ключом, с веревкой или… «Фенол!» - озаряет его. Это токсичное вещество есть в гуаши, и потому она имеет такой специфический запах, а раз тут картин мы как-то не наблюдаем, то… Дэниел вовремя успевает перехватить руку Хенли, но зато обжигается сам - ничего страшного, рефлексы сработали отменно - и он быстро отдернул руку.

- Эм-м-м… - Атлас кидает взгляд на рядом стоящего Меррита и окончательно теряется, но все-таки быстро берет себя в руки, стараясь забыть, стереть этот неловкий момент с затянувшимся прикосновением к руки мисс Ривз, - веревка отравлена, - поясняет он и чуть склоняется над ней, внюхиваясь. - Чувствуете? Это фенол.

Черт, и что же нам делать? Дэниел делает пару шагов назад и засовывает руки в карманы пиджака, раздумывая как бы удобно достать ключ. В руку ложится металлическая гладкая зажигалка, которую он привычке теребит в пальцах - подарок одной из тех девушек, чьи имена он не запоминает, хотя эту бы стоило запомнить и поблагодарить открыткой.

Дэниел снова возвращается к веревке и, ничего не поясняя, подносит зажигалку к веревке, конечно же, добывая таким образом ключ. Он почти моментально хватает его и в порыве вдохновения несется к двери, подносит его к замку и - вуаля! - вторая дверь теперь тоже открыта. Довольный собой, Дэниел поворачивается к своей публике и, нет, не ожидает аплодисментов, но восхищенной улыбки Хенли и кислой физиономии Меррита было бы вполне достаточно.

+3

14

Но физиономия Мерритта была совсем не кислой. Ему стало так интересно, какого хрена тут происходит, что он даже забыл пошутить что-то вроде «молодец, малыш, возьми чупа-чупс на полке». Тут либо кто-то с ними играется либо проверяет на догадливость. Это типа вместо собеседования? Интуиция пока смиренно молчала, хотя уже ей было начать выдвигать предложения.
Мерритт не обратил даже особого внимания на проскочившие между его потенциальными коллегами искры, хотя в любое другое время уже рассказал бы им всю их предысторию. Сейчас же весь его интерес был сконцентрирован главным образом на новой комнате, и МакКинни снова ступил в неё первым, пока Атлас стоял на входе и ожидал фанфар в свою честь. Линзу мужчина на всякий случай опустил в карман. Он имел дело с чем-то новым, и нужно было оставаться на чеку.
Следующая комната была тёмной, только серые тени были обозначены, пока все не оказались внутри и дверь не захлопнулась. С этого момента включился искусственный свет, и трое увидели небольшую комнатку без окон и дополнительных дверей, но всю сплошь увешанную зеркалами разного размера. Сверху зеркала, внизу зеркала, маленькие, большие, зеркала-зеркала-зеркала. И ключ тоже можно было увидеть, только не один, а опять же целую кучу. Все они свисали с потолка, подвязанные на цветных лентах разной длины. Мерритту как раз один стукнул прямо в глаз. В довершении картины посреди комнаты ещё и торчал невысокий столб, весь увешанный замками разных размеров и форм. Было красиво и странно, будто они попали в страну Чудес и какой-нибудь, мать его, Хогвартс.
МакКинни молча прошёл в середину комнаты, огляделся и вскоре понял, что ключи, при всём своём на первый взгляд хаотичном положении, развешены так, что каждый из них отражается в том или ином зеркале. Кроме одного. Этот висел высоко и почти незаметно. Но Мерритт уже понял, что тут важна каждая деталь. Он дернул за ключ, и лента легко соскользнула вниз, высвободив на ходу крохотный свёрток. Развернув его, Мерритт посмотрел на Хенли, сделав вид, что никого тут больше нет. К тому же Атлас уже обеспечил себя занятием самостоятельно.
- Смотри, - сказал он, показывая листок девушке, на нём были мелким шрифтом накарябаны какие-то формулы. – Мне кажется, или по этой схеме мы должны вычислить зеркало, за которым кроется злобный эльф, который сожрёт Дэнни, после чего мы сможем спокойно уйти? – спросил он серьёзным тоном, не поведя и бровью.

+1


Вы здесь » .your mind is the scene of the crime » #1. Вступление » "...сердца горят огнями, жжет по венам ртуть..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC