.your mind is the scene of the crime

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » .your mind is the scene of the crime » Дом Фантазий » "Non! Je ne regrette rien..."


"Non! Je ne regrette rien..."

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата и время действия. октябрь 2009 г.
2. Место действия. Дом Фантазий
3. Участники события. Victor Broudy; Mari Braun
4. Краткий сюжет. Никогда не знаешь что найдёшь и где потом его потеряешь, кто окажется другом, а кто повернётся спиной именно в тот момент, когда больше всего будет нужен. Мари устала доказывать Венди, что несмотря ни на что они одна семья, твёрдо решив: теперь она будет вести войну против прошлого в одиночестве, но у судьбы на этот счёт были другие планы. Один невольно подслушанный разговор может оказаться точкой отсчёта нового времени. Имеет ли значение цена вопроса, когда на чаше весов разбитые мечты и уязвлённая гордость?

+2

2

С приходом в "Дом Фантазий" жизнь Виктора очень изменилась. Едва ли не кардинально, хотелось бы сказать. Мужчина, привыкший к тому, что жизнь вокруг него ясна и предсказуема, окунулся в мир дримшеринга, чьих-то фантазий и иллюзий. Будь Виктор чуть более консервативен и чуть менее умен, то он, вероятно, не сработался бы с Венделиной никогда и оставил бы скользкую дорожку в мире создания снов и охраны этой преступной деятельности. Однако, несмотря на удивление, восторг, и, что греха таить, легкий испуг, которые накрыли бравого военного при первом столкновении с дримшингом, он смог разглядеть нешуточные доходы и перспективы, которые сулила ему работа в "Доме Фантазий". Здравый авантюризм, ответственность и холодный расчет, вот что повели Виктора дальше - вверх по карьерной лестнице и почти сразу в кресло начальника службы охраны "Дома".
Однако, мужчина и сам не ожидал, что в его работе появится дестабилизирующий фактор. Причем настолько огромный, что его пребывание в "Доме" станет почти непереносимым. Виктор влюбился. Влюбился со всей страстью, на которую был способен мужчина, приближающийся к своему сорокалетнему рубежу. Это, откровенно говоря, было удивительно и странно даже для него самого. Ведь он влюбился не просто в какую-то девчонку-сноходца, а в саму свою начальницу - Венделину Эдвардс.
Не ищем легких путей, верно, посмеивался Виктор сам над собой. Выкрутасам своей психики он удивлялся и сам, но ничего не мог с собой поделать. Венди, как он называл начальницу наедине с собой, завладела всеми его мыслями. Умная, красивая, решительная, строгая и рассудительная девушка нравилась Виктору с каждым днем все больше. Если раньше, когда Броуди еще был рядовым охранником в рекламном агентстве "Фантазия", они с Эдвардс не пересекались, то теперь контактировали крайне плотно. Пожалуй, это и послужило катализатором в их отношениях. Вернее, в отношении Броуди к начальнице, потому что сама Венделин держалась с Виктором крайне по-деловому и прохладно.
Венделина не заводит романов на работе, она выдержанна, хладнокровна и не способна на глубокие чувства, говорили о ней некоторые сотрудники. Виктора сводили с ума эти слухи. Он был уверен в том, что доселе просто никто не находил подода и ключа к душе Венди. Мужчина пытался завоевать доверие, расположение и уважение начальницы любыми способами, чтобы она, наконец, начала воспринимать его всерьез и он смог бы раскрыть перед ней все свои карты. Виктор уже не был зеленым юнцом, чтобы тратить время на долгие попытки заполучить любимую девушку. Он, как и любой военный человек, любил конкретику и четкие ответы.
Однажды, Венди вызвала его в свой кабинет, чтобы расписать задачи на предстоящий день. Виктор, одетый в привычный деловой костюм и с бейджем на лацкане пиджака, собранный и серьезный, вошел к ней и вся его собранность вылетела, что называется, "в трубу". Венделина была в привычном костюме синего цвета, состоящем из пиджака и юбки. К нему он добавила блузку голубого цвета с воланами, обрамляющими вырез. Цвет блузы необычайно шел девушке. Да и, к тому же, Венделина сменила прическу. Возможно, она считала, что этого никто не заметит, но у Виктора была профессиональная память, позоляющая ему подмечать любые мелочи.
То, что говорила ему Венди, Виктор воспринимал с трудом и слушал ее вполуха. Он не мог отвести от девушки взгляда и тщетно старался сделать вид, что очень внимательно ее слушает. Получалось ли или нет, этого он не знал, но Венделина никак не обратила внимания на рассеянный вид Виктора.
-На сегодня это все, Виктор. Можешь идти! - девушка завершила свой "разбор полетов", села в свое кресло и раскрыла папку с бумагами. Начальника охраны, видимо, теперь для нее не существовало. Венделина погрузилась в работу.
-Мисс Эдвардс, Вы сегодня прекрасно выглядите! Вам так идет голубой цвет и эта новая прическа! - галантно проговорил Виктор, собираясь и отпуская комплимент.
-Мистер Броуди, Вы еще здесь?- холодно спросила Венделина, не поднимая глаз от папки.
Виктор вылетел из кабинета начальницы так, словно его там облили холодной водой. Сказать, что он был унижен и разгневан, это ничего не сказать. Его унизили, как мальчишку! Показали четко его место!
Виктор вдруг налетел на кого-то или что-то, когда влетел из кабинета начальницы и захлопнул плотно дверь. Оказалось, что когда входил, он даже не до конца прикрыл ее. А тем, на кого начальник службы охраны налетел, оказалась Мари Браун. Племянница Венделины и координатор "Дома Фантазий". Та, которой по работе положено знать все и обо всех.
-Мисс Браун! - выдохнул мужчина, переводя дыхание и пытаясь привести свое душевное состояние в порядок. - Что Вы здесь делаете?

Отредактировано Victor Broudy (2014-05-18 14:57:41)

+1

3

Иногда нужно всё разрушить, спалить всё дотла, чтобы потом начать всё сначала.
Ирвин Уэлш. Клей

Знаете, у каждого в жизни есть непременно свой отправной пункт. Своеобразная "точка невозврата". Та, после которой ты перестаёшь быть прежним собой, когда сознательно сбрасываешь старые маски, предаёшь принципы и учишься плыть против течения. Словно только что почувствовал удар тока настолько большой силы, что земля добровольно ушла из-под всё ещё неподвижных ног, тем самым не оставив тебе решительно никакого выбора, кроме как: либо ты двигаешься вперёд, либо летишь в бездну. Это особое чувство: полёта в неизвестность, но стойте! Всё же ничего не случается просто так, равно как и ничего не берётся из воздуха. Каждое действие -ничто иное, как рефлексия на то, что происходит с нами в жизни, не так ли? Всё, что мы имеем- не более, чем результат обстоятельств, которые сложились неким образом. Человеку сложно быть кузнецом своей судьбы, если он не в силах совладать даже с такой малостью, как собственные эмоции, а они способны подстроить знатную подлянку, не так ли?
На подобных изгибах линии жизни нам начинает казаться, что мы вкусили свободу, выпрямили спину и расправили крылья, стеснённые прежде чьими-то совершенно чуждыми нам рамками, устоями, законами, обычаями, традициями, да мало ли чем! Сколько раз в жизни нам казалось, что если бы только мы могли быть там, где нам хотелось бы, вместо того, в котором якобы "надо", если бы мы слышали то, что произносится на самом деле, вот так просто: без утайки и двойного дна. Если бы мы были способны воспринимать это всё не прячась за шаткую ширму из призрачных надежд на лучшее. Если бы все эти пазлы смогли сложиться воедино, то наверное жить стало бы проще. Не надо было бы разгадывать намерения других, а можно было бы просто жить, но видимо у Судьбы на каждого из нас свои планы.
День Мари не задался с самого утра. Всю ночь ей снился вчерашний разговор с Венделиной и это непрятное, липкое ощущение бездны, возникающее при каждом новом слове тёти, произнесённом с, как казалось, нарочитой холодностью. Всё было просто как никогда: Браун рассказывала детали одного из погружений. В тот день система дала сбой и во время дримшеринга, она почти утратила контроль над ситуацией: он оказался не просто клиентом, а со способностями архитектора,которые прежде не проявлялись, что безусловно усложнило задачу. Да, всё прошло не так гладко, как могло бы, но обошлось! Выход найден и задание выполнено. Безусловно, впредь Мари будет более предусмотрительной, но казалось, что  это мало волновало Венди. Нет, конечно же Мария не рассчитывала на похвалу, но разве это повод, что бы так её отчитывать? Весь вечер Мари ходила сама не своя: ведь всё, что она делала до этого было посвящено Венделине в надежде найти у родственницы хоть каплю тепла, но увы, всё тщетно. Теперь Мэри чувствовала себя разбитой, растоптанной, уничтоженной. Проходя по коридорам Дома, она непроизвольно остановилась у едва прикрытой двери Эдвардс и услышала лишь окончание разговора.
Не надо иметь семь пядей во лбу и обладать экстрасенсорными способностями, что бы отличить преданность делу от верности человеку, тем более, если это женщина, особенно, если такая, как Венди.
"Добро пожаловать в мой мир, мистер Броуди"- с горечью подумала Мэри и в груди отчего-то вдруг защемило, стало обидно не только за себя, но и за него: сильного мужчину, не мальчика, которого отбрасывают от себя как негодного щенка. "Почему так? Скольких ещё ты будешь так ранить, Венди? Неужели ты при этом ничего не чувствуешь? Ты вообще способна хоть что-нибудь чувствовать?!" -пытаясь ответить на эти вопросы хотя бы для себя, Мария не заметила звук приближающихся шагов.
-Простите, мистер Броуди,- в замешательстве ответила девушка, пытаясь найти себе оправдание или причину почему бы она могла оказаться здесь. Сейчас, именно сейчас в её мире есть лишь две дороги: сделать вид, что ничего не произошло и Мари не услышала ни единого слова, а встреча чистой воды неловкое совпадение и не более того, или же войти к Венди и высказать то, что накипело: выплеснуть обиду, замалчивающуюся все это время, быть может в очередной раз попробовать достучаться, всё же теперь она точно знала, что не одна и такое общение с людьми для мисс Эдвардс  абсолютная норма.Кто знает, быть может там, под панцирем холодности и чеканных слов может есть нечто живое? Хоть что-то же должно быть! -Я просто шла к себе,-Тонкий аромат духов Венди усилился, она сама захлопнула дверь, практически вырвав дверную ручку из рук Виктора. Металлический щелчок, как точка. Точка, после которой не может быть продолжения. Мари вдруг осознала, что абсолютно неважно что бы она сейчас не сделала, всё останется так же как и было. А так больше нельзя. Так неправильно. Если система даёт сбой, то в ней  надо срочно что-то менять,- Мистер Броуди,- в голосе Мари вдруг появилась какая-то решимость, будто бы она точно теперь знала что делать-Я бы хотела с Вами поговорить,если можно.

+1

4

Мисс Браун явно была ошарашена внезапным появлением Виктора. Мужчина легко читал на ее лице замешательство, страх и отчаянную работу мысли. Было понятно, что девушка пытается придумать, как объяснить свое присутствие под дверью тёти. Да, химик "Дома", она же мисс Мария Браун, являлась родной племянницей своей начальницы - Венделины Эдвардс. И факт ее подслушивания от этого становился еще более странным и подозрительным. В том, что девушка подслушивала под дверью, начальник службы безопасности был уверен.
-Простите, мистер Броуди, я просто шла к себе.
Как же, конечно! Ничего более умного придумать не могла?! Особенно, когда "идешь к себе" самыми длинными, обходными путями... Мари выглядела неубедительно, ее голос дрожал, а взгляд бегал по сторонам. Виктор даже не стал скрывать своих сомнений и скептицизма по поводу слов девушки. Мисс Браун явно что-то вынюхивала под дверьми начальницы и врала в лицо самому Броуди. Это было серьезным преступлением и девушка должна была это знать. Виктор постепенно начал "закипать".
Между тем, Броуди неплотно прикрыл дверь кабинета своей начальницы за собой. Как оказалось... То, что Венди подошла, что называется, "с тыла", он заметил только тогда, когда начальница прикрыла дверь за его спиной. И шумно хлопнула ею. Виктор посмотрел на закрывшуюся дверь через плечо со смешанными чувствами облегчения и досады. Впечатление от разговора в кабинета все еще не отпускало его.
-Мистер Броуди, я бы хотела с Вами поговорить,если можно, - проговорила Мария, стараясь привлечь к себе внимание Виктора.
Броуди взглянул на девушку. В ее голосе прозвучало нечто новое - заговорщическое, уверенное, интригующее. Мари сразу удалось заинтересовать Виктора этим. Мужчина задумался о том, что же девушка может ему рассказать. И стоит ли отвлекаться на эту информацию.
-Что ж, Вам повезло, мисс Браун. Я абсолютно свободен. Пройдемте в мой кабинет, пожалуйста! Коридор не место для разговоров, - начальник службы безопасности широко повел рукой, указывая направление девушке. Кабинет Броди находился буквльно через две двери от кабинета Венделины Эдвардс. - Заодно Вы объясните мне, почему подслушивали под дверью мисс Эдвардс.
Виктор первым двинулся с места, направляясь к двери своего кабинета. Типичный серый коридор, невзрачные пластиковые двери с тривиальными табличками... Ничто не говорило о том, насколько специфическим был "Дом Фантазий". Пожалуй, никто, кто попал бы сюда извне и случайно, не догадался бы, какой именно деятельностью занимается заведение.
- Ну-с, так что же? - Виктор пропустил Марию в свой кабинет и прикрыл за ней дверь.

+1

5

Если копнуть совсем глубоко, глубже, чем сможем понять мы с тобой, то все люди на свете добрые.
Там, внутри, все добрые: и ты, и я, и нянечки, и врачи, и психохроники.
Но нам от этого никакого проку нет.
Д.Р.Г. Гальего "Я сижу на бегу"

У каждого из нас есть свой "скелет в шкафу", а если повезёт, то даже и не один, но только от нас с вами зависит выйдут ли они когда-нибудь из платяной тени  или останутся в напоминание о былых днях и совершённых ошибках, к слову, не всегда своих. Просто зачастую опрометчивые поступки близких нам людей, мы волей-неволей частично забираем себе, словно интуитивно понимая, что одному такое не потянуть: согнётся, сломается, не сможет пройти и мили. Видимо поэтому  таких страшный тайн набирается невероятно много и едва ли кто-то осмелится рассказать об этом вот так просто за чашкой чая, пускай и заменяя имена, меняя число участников, запутывая головы слушателей в неверных датах. Наверное тогда нам самим стало бы проще, но перекладывать свою ношу нельзя. Таковы правила и никто их не нарушает. Это табу.
У Мари подобных секретов было с избытком: все в Доме знали, что кроме Венди у этой девочки больше никого не осталось, но мало кто знал как это произошло. Не сказать, что юная Браун скрывала смерть родителей, но и делиться ни с кем не хотела. Было вполне достаточно и того, что есть Эдвардс, что должна была бы стать для племянницы всем, но этим двоим было крайне сложно объяснится: слишком гордая Венделина едва ли отважится когда-нибудь сказать Мари, что любит её и никогда не оставит, что она важна для неё не меньше, чем тётя для Браун, а координатор устала бесконечно стучать в с виду наглухо закрытую дверь. Можно ждать чего-то сколь угодно долго, но только в одном случае, если уверен, что это случится. Здесь же проиграть могли обе.
Отчаяние. Сейчас внутри Мари бушевал ураган и как его укротить было непонятно даже ей. Возможно, если бы только она прошла мимо, или же задержалась, не услышала этот обрывок чужого разговора, если бы только не заметила как Виктор смотрит на Эдвардс и в каком настроении каждый раз уходит из её кабинета... Если бы только хотя бы один из этих вариантов случился, то возможно, что вся история утратила смысл и никогда не произошла. Возможно, потом, в будущем, Мари ещё не раз в водовороте собственных мыслей будет возвращаться к этой ситуации, прокручивая её в голове вновь и вновь, кадр за кадром, шаг за шагом, всё тщательнее выверяя слова, жесты, меняя предложения местами и убирая всё лишнее. Но сегодня, сейчас, здесь, стоя в просторном холле Дома, Браун не понимала ничего, кроме как того, что ей непременно нужно поговорить с Виктором. Этот строгий мужчина, выглядевший всегда уверенным, смелым, сильным и непоколебимым сегодня, сам того не желая, показал на миг то, что так отчаянно хотел спрятать, видимо даже от самого себя. Слабость всегда пугает таких, как он. Страх быть отвергнутым бросает в оцепенение, наводит ужас и поэтому проще не доводить температуру этого адского котла до точки кипения, однако, Мэри думала иначе.
Не ответив на колкую фразу о подслушивании, Мария двинулась за начальником охраны не проронив ни единого слова.  Лишний шум мог привлечь внимание самой Венди, а этого она не желала, однако, оказавшись в кабинете Броуди, Мари дождалась, пока закроется дверь и выпалила:
-Да не подслушивала я!-обида клокотала внутри, как кипящее масло. Как он только мог подумать, что она будет стоять и слушать под кабинетом?!"Спокойно.. Иначе сейчас он тебя вышвырнет, а тебе этого не нужно.. ой, как не нужно..."-Собрав всё своё самообладание в кулак,девушка вновь выглядела так, как будто ничего не нарушило её спокойствия. Голос звучал тихо, мелодично, она будто бы убаюкивала своего собеседника, заставляя прислушиваться к каждому последующему слову, неукоснительно следуя простому правилу:" приятнее слушать тех, кто тише говорит",-Мистер Броуди, прошу простить Вас мне мою бестактность, но Вам, как военному человеку, несложно понять, что для того, что бы заметить некоторые детали, вовсе не обязательно знать всю хронику целиком. Я знаю лишь то, что вижу, а эта информация помогает мне делать выводы. Я не рассказываю о них просто потому, что не считаю нужным или дозволительным, ведь это не моё дело. Но, раз уж сегодня Вам довелось застать меня врасплох, то подобного разговора было не избежать...- усевшись в кресле напротив рабочего места Виктора,  продолжала по-прежнему смотреть на хозяина кабинета,-Мне просто кажется, что мы с Вами требуем невозможного от мисс Эдвардс. Быть может стоит посмотреть на эту ситуацию иначе?- неслыханная дерзость! Слишком прямо, слишком откровенно и неожиданно резко для столь юной особы. С этой стороны Мэри мало кто видел, впрочем, теперь эта сторона Браун представилась и самому Броуди.

Отредактировано Mari Braun (2014-12-02 04:31:21)

+1

6

-Да не подслушивала я! - раздалось позади Виктора, когда тот вел девушку к себе в кабинет.
Броуди едва уловимо хмыкнул, когда впускал Мари в свои апартаменты. Тоже мне, какая невинность! Ты хоть сама-то в это веришь? Поняла, что только что сказала это вслух? Виктор весьма хорошо разбирался в людях и всегда различал, когда они говорят правду, а когда лгут. Он никогда не задумывался о том, откуда появился у него такой дар. Возможно, дело было в том, что он прошел войну. На войне всегда понятно, кто есть враг, а кто союзник. Все просто. Войдя в гражданское общество, Виктор сразу же начал понимать, насколько настоящие эмоции людей отличаются от того, что они говорят или делают.
-Мистер Броуди, прошу простить Вас мне мою бестактность, но Вам, как военному человеку, несложно понять, что для того, что бы заметить некоторые детали, вовсе не обязательно знать всю хронику целиком. Я знаю лишь то, что вижу, а эта информация помогает мне делать выводы. Я не рассказываю о них просто потому, что не считаю нужным или дозволительным, ведь это не моё дело. Но, раз уж сегодня Вам довелось застать меня врасплох, то подобного разговора было не избежать... Мне просто кажется, что мы с Вами требуем невозможного от мисс Эдвардс. Быть может стоит посмотреть на эту ситуацию иначе?
Броуди, только что усевшийся в свое любимое кресло, резко поднял взгляд на девушку. В его глазах на миг зажегся огонек интереса и удивления. И потух, вновь уступив место холодному расчету и показному равнодушию. Виктор не до конца понимал намеки Мари, но эта ситуация явно обещала сложится в его пользу. По крайней мере, в пылу оскорбленного мужского достоинства Виктору именно так и казалось.
- Мисс Браун, извольте объясняться точнее. Какие у Вас соображения по поводу Венделины? У Вас есть план, как ее подставить под удар? - криво усмехнулся Виктор.Так-то! Думаешь, я не распознал твою затею? - Я внимательно Вас слушаю. Озвучьте свои взгляды.
Начальник охраны откинулся на спинку кресла и внимательно взглянул на собеседницу.

+1

7

Послушания не достаточно.
Если человек не страдает, как вы можете быть уверены,
что человек исполняет вашу волю, а не свою собственную?"
Д.Оруэлл "1984""

Какую злую шутку может сыграть всего одно неосторожное движение! Один неверный звук и неземной красоты симфония теряет всё своё очарование. Как легко сломать то, что с таким трудом выстраивали другие! Впрочем, Мари сейчас об этом не думала. Она была слишком сильно обижена, растоптана, разрушена. После всего того, что она услышала и увидела за последние несколько дней, и без того хрупкие основы веры в то, что принято называть семейственностью. Всё, что Мари делала до сегодняшнего дня в своей сознательной жизни, посвящалось именно ей- царице Дома, его создателю и вдохновителю, но, как Браун могла пропустить тот момент, когда из такой увлечённой их общим делом, Венди друг превратилась в сухого, заскорузлого наблюдателя? Как она могла пропустить столь резкую смену и почему ничего не сделала тогда, когда это всё ещё можно было спасти? Хотя, быть может, тогда бы сейчас всё было совсем иначе? И никто не докажет, что стало бы лучше. Все эти мысли роились в голове координатора и не давали покоя, видимо, им не суждено было сегодня найти ответ на главный вопрос:" Почему Венделина так жестока к людям?" Ко всем. И ничто не имело значения: ни успехи, ни преданность делу, ни отдача от работы, и казалось, что даже родная кровь лишь создавала новые преграды, всё больше и больше наращивая этот забор.
"Что ж, Венделина, ты не оставила мне выбора. А сегодня, кажется, и ему"-Мари наблюдала за Виктором. Она следила за ним с самого начала, как только он переступил порог Дома. Цербер, он должен был стать верным другом и защитником, но с каждым днём всё больше и больше превращался в простого пса, которого чаще загоняли в будку. Венди в тот день позвала племянницу к себе в кабинет и рассказала про нового сотрудника. Она говорила о его заслугах, военном прошлом, безупречной репутации и великолепном послужном списке, отметила, что он зарекомендовал себя как очень принципиальный человек высоких моральных устоев. На стол перед брюнеткой легла папка дела некоего Броуди. Она говорила и говорила, но голос тёти казался чем-то очень далёким, будто бы эхо в лесу: обрывки слов доносились до ушей Браун и по ним даже можно было воссоздать весь монолог, но всё это казалось не таким важным и интересным. Перед ней лежала раскрытая папка, а с фотографии смотрели проницательным, уверенным взглядом карие глаза. Послышались шаги и в дверном проёме возник тот самый безукоризненный новый начальник охраны. Наверное именно в тот момент Мария впервые поняла, что пропала. Если бы только в её жизни были головокружительные романы, подобно сверстницам, то она была бы более собрана и уверенна, но нет. Максимум, на что тогда была способна юная  особа, так это улыбнуться после приветствия, неуклюже представиться и скрыться из кабинета. Она сбежала, как и требовали все законы жанра, пытаясь понять что же всё-таки там произошло. Однако, уловив вскоре, что Виктор неравнодушен к своей  начальнице, Мария попыталась сделать всё возможное, что бы оставаться с ним в рамках рабочих отношений. Ни единого лишнего вопроса, ни одного эпизода праздного любопытства. Сама Венди даже несколько раз просила Мари быть более "доброжелательной", ведь как-никак, а среди них троих не должно быть никаких недомолвок, ведь это фундамент организации. Мари каждый раз кивала, обещала исправиться и не делала ровным счётом ничего. Только наблюдала и казалось, что ей этого вполне достаточно. Где-то в глубине души, она верила, что Венди однажды сдаст оборону и не хотела мешать счастью той, что взяла на себя ответственность за неё после утраты родителей.Так что же изменилось сегодня? Наверное Мари просто почувствовала, что в этом треугольнике есть только одна вершина и два ничего незначащих придатка и если к своей такой роли девушка уже почти привыкла, то тот факт, что и сам Виктор оказался в столь же незавидном положении, её крайне изумил. Сейчас же в её руках была возможность сменить власть Дома и устроить тихий переворот. Конечно же, затевать столь опасную игру в одиночестве, было бы крайне неразумно, поэтому как только появился шанс взять в компаньоны такого человека, как Броуди, было пределом мечтаний и кажется, что время не ждёт.
-Удар? Как Вам не стыдно, мистер Броуди?-голос Мэри оставался таким же мягким и вкрадчивым, как и прежде. В нём не было укора, однако красной нитью струилась легко улавливаемая ироничность,-Я всего лишь считаю, что политика Венделины стала слишком консервативной. Мы теряем непростительно большое число клиентов из-за вынужденных отказов в наших услугах, а это непозволительная роскошь, не так ли? Я всего лишь предлагаю Вам продолжить свою работу во благо Дома, вот только немного договориться с собственной совестью. Никакого, как Вы выразились, "удара" не последует. Но, только в том случае, если мы с Вами будем очень слаженно работать.Как эти ваши часы,-она указала взглядом на наручные часы начальника охраны,-А впрочем, я не тороплю Вас с ответом. Подумайте о том, что мисс Эдвардс не слишком уж ценит такого безупречного сотрудника, разве Вам не хочется от неё большего? Неужели это справедливо? Подумайте.- договорив, Мари поднялась с кресла и собралась покинуть кабинет, так как не ожидала услышать от Виктора молниеносного ответа. Она знала, что брошенное ею семя сомнений ещё непременно даст свои всходы и была готова ждать,-Думаю, что мне не стоит просить Вас о том, что бы наш разговор не вышел дальше, чем за стены этого кабинета?

Отредактировано Mari Braun (2014-12-14 12:12:02)

+1

8

Виктор украдкой наблюдал за Мэри и вспоминал, как он впервые увидел эту девушку. Их тогда познакомила Веделина и они оба оказались немного сконфужены, хоть Виктор и пытался этого не показать. На тот момет ничего определенного об этой девушке он сказать не мог. Лишь много позже он узнал о тех родственных связях, которые связывают Мэри и главу "Дома". Личные дела всех сотрудников теперь находились в полном распоряжении Броуди и он мог изучать их, сопосталять факты, делать выводы. 
Что он мог теперь сказать о координаторе "Дома Фантазий", она же Мэри Браун, она же племянница мисс Эдвардс? Во-первых, Мэри была красивой и умной девушкой. Во-вторых, ее болезненную привязанность к тете было видно невооруженным глазом. С какой-то точки зрения Виктор даже сочувствовал девушке. Венделина, как он мог теперь понять, совершенно не была способна на человеческие чувства, будь то любовь или симпатия, дружба или привязанность иного рода. Сам Виктор оказался в точно такой же ситуации, как и племянница его начальницы.
Броуди прекрасно понимал, что любая, даже самая искреняя привязанность, если встречается с отчуждением и стеной, может превратиться в самую ужасную ненависть, желание отомстить, сделать больно, подставить. Мужчина и сам испытывал сейчас подобные чувства и мог понять подоплеку действий Мэри. Ему было весьма любопытно, что за аферу предложит ему координатор "Дома Фантазий". И на какую сделку со своей совестью и профессионализмом ему придется пойти, чтобы отомстить за свою уязвленное самолюбие.
-Удар? Как Вам не стыдно, мистер Броуди? Я всего лишь считаю, что политика Венделины стала слишком консервативной. Мы теряем непростительно большое число клиентов из-за вынужденных отказов в наших услугах, а это непозволительная роскошь, не так ли? Я всего лишь предлагаю Вам продолжить свою работу во благо Дома, вот только немного договориться с собственной совестью. Никакого, как Вы выразились, "удара" не последует. Но, только в том случае, если мы с Вами будем очень слаженно работать. Как эти ваши часы, - Мэри говорила медленно и вкрадчиво, словно уговаривая и разъясняя что-то ребенку. Она взглянула на часы Броуди, подкрепляя свои слова этим жестом. Знала бы она, что Виктору не нужно никаких дополнительных мотиваций! Он не был глуп и оскорбления никогда не прощал. -А впрочем, я не тороплю Вас с ответом. Подумайте о том, что мисс Эдвардс не слишком уж ценит такого безупречного сотрудника, разве Вам не хочется от неё большего? Неужели это справедливо? Подумайте.
Мэри поднялась из кресла и направилась к выходу. Похоже, девушка считала, что Виктору нужно некоторое время на то, чтобы принять решение. Плохо же она знала начальника службы безопасности! Мужчина хорошо контролировал свои эмоции, трезво мыслил и быстро принимал решения. Не поддаваясь эмоциям. В основном. И сейчас он был готов остановить Мэри у самой двери.
-Думаю, что мне не стоит просить Вас о том, чтобы наш разговор не вышел дальше, чем за стены этого кабинета? - девушка обернулась на пороге кабинета, держась за ручку двери.
- Любая информация, озвученная в этом кабинете, в нем и остается, - спокойно проговорил Виктор и сложил пальцы рук перед собой, облокотившись о стол локтями. - Здесь единственная "мертвая" зона для камер и подслушивающих устройств. Удобно, правда?
Мужчина криво усмехнулся и кивнул на кресло, которое только что покинула Мэри.
-Вернитесь на место, мисс Браун! Я согласен с Вашими взглядами и готов сотрудничать. Изложите то, как Вы видите работу "Дома" по своим правилам.

Отредактировано Victor Broudy (2015-01-03 20:19:28)

+1

9

Только пустые люди знают себя.
Оскар Уайльд "Заветы молодому поколению"

Всё это время жизнь Марии была похожа на фильм. При чём она давно заняла своё место в пустом зрительном зале старого кинотеатра и оказалась единственной гостьей на этом показе. Там, на голубом экране, было всё, что только можно было представить или пожелать. Не всё ли равно?Любовь: большая, чистая, наверное именно поэтому и неразделённая, ведь взаимность часто всё портит, очерняет волнениями, ссорами, ревностью... Наверное не сложно заметить, что всё то, что способен испытать один человек, не разделяя это с кем-то ещё, всегда намного сильнее, беззаветнее и приобретает сокрушительную силу. Но стоит только впустить в мир своих чувств кого-то ещё, как вся та выстроенная неимоверными усилиями хрустальная цепочка, рухнет, пойдёт ко дну  и всё! Катастрофа! Апогей всему сущему. Как только в какое-то таинство посвящены двое, оно тут же теряет своё очарование и становится не более, чем пустой игрой. Иногда детской, иногда жестокой, но это больше от незнания, чем от умысла. Будто бы кто-то прожигает свою жизнь, без оглядки и планов на будущее, так, словно их не интересует ничего другого, кроме только одной-единственной секунды настоящего. Мари не могла похвастаться такой способностью. Она не жила, наблюдала. Как тот самый зритель в мягком кресле. Но жизнь стремительно проходила мимо.
Мимо домов, витрин, ярких  рождественских огней  в канун безумств в городе и в то же время абсолютно не затрагивая саму Браун.  И до сегодняшнего дня её всё устраивало. Наверное именно поэтому она быстро пришла к мысли, что Виктор не станет ближе, чем тогда,в день их знакомства, в кабинете Венди. Она знала, что он никогда не посмотрит на неё, так как не бы этого хотелось и отчасти это было её спасением: он, тонущий в неразделённой любви к Эдвардс, едва ли был настолько проницателен, что бы за напускной холодностью и отстранённостью Марии рассмотреть что-то ещё. Вот и сейчас она могла бы поставить всё, что угодно на то, что он уверен: это всего лишь месть обиженного ребёнка, для которого все средства хороши. И, пожалуй, она бы едва проиграла.  Поэтому сейчас можно было ничего не бояться, ничего, кроме того, что уже было заложено в его голове,мужчина бы не увидел.
-Я надеюсь, мистер Броуди,-  произнесла Мари уже оказавшись почти у двери, повернувшись, что бы посмотреть на Броуди. Нет, вовсе не потому, что хотела его как-то запомнить, просто человека и его мысли с головой выдают жесты, мимика и интонация. Именно в погоне за этим она и оказалась сейчас здесь. Ей жизненно необходимо было "дожать" начальника охраны, зародить сомнения, подсказать темы для размышлений, лишить спокойного сна, если хотите, хотя, едва ли ему и до того спалось хорошо,-Надеюсь, что Вам можно доверять.-она особенно выделяла интонацией некоторые слова, словно делая акцент на чём-то действительно важном. Очень важном. 
Сегодня ей предоставилась уникальная возможность. Удивительная по своим масштабам и упоительная. Здесь, в этом кабинете, сидя ещё пару минут назад в мягком кресле главного гаранта спокойствия Дома, она наконец поняла, что теперь может превратиться из зрителя в лицедея. Стоит только захотеть и набраться немного храбрости. Казалось, что с этими задачами она справилась прекрасно. Или так только казалось? Однако, чем бы оно не было на поверку, попробовать определённо стоило!
-А Вы не медлите!- признаться, Мэри была удивлена столь скорой реакцией на свои слова, но даже после таких вопросов Виктора, на не была уверена в том, что он согласен. У неё не было ни единого доказательства того, что он после их разговора не доложит обо всём Венди, ведь это такой простой пусть сыскать у неё благосклонность. Но, каков же расклад на самом то деле, даже, если он её "сдаст с потрохами" начальнице? Кто такой Виктор- важный сотрудник, один из наиболее надёжных на сегодняшний день, но в свете не столь отдалённых событий, не самый приближённый, да и к тому же, помня их последний разговор очень уязвлённый мужчина, так то теория "он хочет нас рассорить из мести" звучала бы крайне правдоподобно, а уж если приправить парой литров горьких слёз и кровные узы...Мари ничего не теряла. Во всяком случае пока. Особенно учитывая то, что подтвердить этот разговор с Броуди ему будет и правда нечем. Он сам сказал:"мёртвая зона для камер и подслушивающих устройств",  стало быть у него нет ни одного козыря. Если конечно же он не блефовал, а это так же не исключалось,-У меня нет правил. Пока нет,-она вновь проследовала в сторону недавно покинутого кресла, затем устроившись в нём поуютнее продолжила,-Я предлагаю Вам создать своё государство в уже сложившейся империи. Многие клиенты готовы платить за ту сказку, которую мы им дарим и всё, что мешает нам принять их предложение, это всего лишь свод когда-то придуманных правил, лимитов, отчётность и конечно же запасы нашего "коктейля". Предположим, что это не самые большие трудности. Но всё это ещё предстоит решить, конечно же, если Вы согласны.

+1

10

-Я надеюсь, мистер Броуди, надеюсь, что Вам можно доверять.
Мари явно была неплохим манипулятором и психологом. Виктор это прекрасно осознавал, видя, как она поступает, и без труда прокладывая цепочки причинно-следственных связей у себя в мозгу. Даже теперь, когда девушка обернулась на его слова, сама почти дойдя до двери, она манипулировала им. Мари подчеркивала каждое слово так, словно ей действительно было важно доверять Виктору. Броуди был уверен в обратном. Он не был костяком и гарантом плана Мэри. Пока ему лишь предстояло разобраться в подоплеке ее поступков. Безоговорочно довериться той, кто так легко предает своего родного человека, Виктор не собирался.
- А Вы не медлите! У меня нет правил. Пока нет, - девушка вернулась в кресло, из которого выпорхнула минуту назад, -Я предлагаю Вам создать своё государство в уже сложившейся империи. Многие клиенты готовы платить за ту сказку, которую мы им дарим и всё, что мешает нам принять их предложение, это всего лишь свод когда-то придуманных правил, лимитов, отчётность и конечно же запасы нашего "коктейля". Предположим, что это не самые большие трудности. Но всё это ещё предстоит решить, конечно же, если Вы согласны.
- Я не сторонник принятия поспешных решений, особенно когда речь идёт о столь рискованном мероприятии, - Виктор удобнее расположился в кресле, как и его собеседница, исподтишка наблюдая за ней. - Однако, я считаю, что Ваше предложение разумно, рационально, соблазнительно и... Чертовски выгодно, что тут скрывать?
Мужчина криво усмехнулся, раздумывая над своими последующими действиями и словами. Он почти мог поклясться, что Мари проверяет его на надежность и раздумывает над тем, не пойдет ли он к Венди, чтобы всё ей рассказать. Наверное, это был бы единственно верный, но глупый вариант развития событий. Эдвардс, конечно, не поверит Броуди. Каким бы он ни был сотрудником, он был всего лишь подчиненным для Венди. Не более, ни менее. А Мари являлась племянницей хозяйки "Дома". И даже несмотря на то, что Венди не способна чувствовать какую-то теплоту к людям, ей будет проще поверить Браун, чем Броуди. Виктор, впрочем, даже не подумывал о том, чтобы раскрыть Венделине глаза.
- Мне нужно знать, какие суммы мне сулит это предприятие. Стоит ли ради них рисковать головой. Также, мне нужна вся клиентская база на тех, кто готов платить за работу с нами. Думаю, общением с клиентами лучше заняться Вам, мисс Браун. Я, в свою очередь, помогу обойти все системы наблюдения и слежения, закрою глаза на некоторые недочеты в системе безопасности и скрою это в отчётах. Кстати говоря, перерасход смесей нужно будет скрыть тоже. Вы этим займетесь? - Виктор сфокусировал взгляд на переносице девушки, словно пистолетное дуло. - Или же... Есть что-то новое, не испытанное, да?

+1


Вы здесь » .your mind is the scene of the crime » Дом Фантазий » "Non! Je ne regrette rien..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC